Top.Mail.Ru
Сергиев Посад +15 °C ночь
Воскресенье 21.07.2019, 03:08

Город Сергия Посад, бизнес, здоровье, общество, Бессмертный полк, культура и досуг

Бедная социалка: бич или не бич - вот в чем вопрос

Бедная социалка: бич или не бич - вот в чем вопрос

Бывший пионерлагерь, потом вино-водочный завод, а впоследствии заброшенный кусок сергиевопосадской земли снова обживается. Причем будет тут не очередное производство, а Дом трудолюбия «Ной» - коммуна бывших бездомных.
Здесь собираются помогать людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию: лечить, социализировать, трудоустраивать, словом, давать «путевку в жизнь». Замечательное, полезное и нужное дело, не правда ли? Вот только одно но - жители посёлка Заречье отчаянно не хотят, чтобы эта путевка выписывалась по соседству с ними.
«Ной» обижается. Люди сердятся. Власть думает. Закон суров. А ситуация потихоньку перерастает из местечкового скандальчика в «гранд шкандаль при посторонних»: в ход пошла артиллерия петиций: одни  собирают подписи под «Запретите расселение бомжей и заключенных в ближайшем Подмосковье», другие требуют «Остановите травлю социального дома трудолюбия «Ной» для бывших бездомных в Подмосковье». Первые, кстати, пока лидируют с отрывом в полсотни голосов.
Ремарка «народ безмолвствует» больше не прокатит – эпоха интернета приучила нас высказываться по любому поводу и требовать –  хоть найти управу на жадного чиновника, хоть надеть трусы на микеланджеловского Давида.
Обе стороны подтягивают СМИ, силясь перетянуть канат общественного мнения, все приводят свои резоны и аргументы. Замечательная Татьяна Федяева, председатель Гильдии журналистов, советник председателя Союза журналистов России, а так же председатель общественного попечительского совета Дома трудолюбия «НОЙ» с горечью рассуждает о том, что мы куда скорее пожалеем и поможем бездомному и грязному котенку, щенку, любой живности, чем человеку. Что ж, она абсолютно права. Я сам скорее подберу котенка, чем грязного и вонючего попрошайку. И моя логика проста: котенок не принимал решения оказаться на улице в обувной коробке, он слаб и мал, и его неблагодарность выльется разве что в лужу в неположенном месте или в использование дивана вместо когтеточки.
Моя приятельница, добрая душа, трижды была ограблена теми, кому порывалась дать приют. Приятельница грустит, что люди так низко пали, но утешается мыслью, что хотя бы дала сирым и нищим духом шанс на спасение. Сын приятельницы грустит о дорогом ноутбуке, новеньких кроссовках, коллекционном коньяке и денежной заначке и утешается мыслью, что маман осталась жива.
Неблагодарность человека может нанести куда больший ущерб, чем подранный диван.
На жителях «Ноя» не написано, что они здоровые и адекватные люди, с которыми можно не бояться соседствовать. Так что дело никак не в жестокосердии зареченцев, а в страхе, причем не столько за себя, сколько за своих родных, детей - за своих слабых. И да, за огороды и имущество тоже: ведь в подарок достались!  
Никто из руководства Дома трудолюбия не озаботился элементарным знакомством с соседями, попыткой рассказать о себе. Нет, они поступили вполне в духе капиталистических реалий: арендовали, начали обустраиваться, подробности смотрите на нашем сайте, адью. Что ж, они действительно «в своем праве», как говорила Аннушка, но тогда не стоит обижаться на тех, кто в так же «своем праве» возражать против сожительства с коммунарами. Все, что знают о них местные  – под боком появилось много бездомных, поселились в «заброшке». А слова «бездомные», «бомжи», «бичи», «бывшие зэки» ни у кого не вызывают положительных ассоциаций.
Хочется верить, что все наладится. «Ной» найдет возможность познакомиться с соседями, соседи найдут в своих сердцах достаточно храбрости и милосердия. А местные власти и правоохранительные органы будут курировать ситуацию.
А как по-вашему должен решится вопрос с подмосковным Домом трудолюбия?

Анастас Машковцев, рисунок автора